Данным Определением ВАС признан не соответствующим постановлению Конституционного Суда РФ от 26.05.2011 N 10-П и необоснованным довод судов о том, что дополнительное решение третейского суда вынесено по спору, выходящему за пределы третейского соглашения, и между лицами, не являвшимися сторонами третейского соглашения. Разъяснено, что при заключении первоначальным кредитором и должником отдельного от договора третейского соглашения такое соглашение становится составной частью договора, поэтому заключение повторного третейского соглашения между новым кредитором и должником при уступке прав не требуется. Также не имеется необходимости в специальном указании о переходе прав по третейской оговорке в тексте договора уступки прав, поскольку право на защиту интересов конкретным способом и в конкретном суде, избранном первоначальными сторонами, также переходит к цессионарию.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявления, исходил из следующего: третейское соглашение о рассмотрении спора в отношении недвижимого имущества изначально является ничтожным и, следовательно, право на обращение в третейский суд не могло быть передано по договорам цессии; кроме того, дополнительное решение было вынесено третейским судом по спору между лицами, которые не являлись сторонами третейского соглашения, поскольку согласно положениям п. п. 3.2 - 3.5 соглашения от 15.04.2005 на разрешение третейского суда подлежал передаче спор по договору между обществом “Мосэнерго” и компанией “Morraine Consulting Limited”, при этом агентство участником соглашения не являлось; возможности передачи прав и обязанностей по нему третьим лицам названное соглашение не предусматривало, отдельного третейского соглашения с агентством общество “Мосэнерго” не заключало; дополнительное решение третейского суда вынесено по спору, выходящему за пределы третейского соглашения; у агентства отсутствовало право на заявление требования о взыскании убытков, поскольку в порядке цессии оно не перешло; новый истец (агентство), несмотря на ограниченный объем переданных ему по договорам цессии прав, неправомерно изменил предмет первоначального иска и заявил, по сути, новое исковое требование, выходящее за рамки первоначального требования, договора цессии и третейского соглашения - о взыскании 107 566 168 рублей 26 копеек в качестве возмещения убытков (упущенной выгоды) - чем грубо нарушил процедуру третейского разбирательства. На этих основаниях, установив, что дополнительное решение было вынесено третейским судом по спору, не подведомственному третейскому суду, не предусмотренному третейским соглашением, и не подпадающему под его условия, в отношении истца, не имевшего права на заявление подобных исковых требований, суд первой инстанции констатировал нарушение статьи 384 Гражданского кодекса и Федерального закона “О третейских судах в Российской Федерации”.

Дополнительно ВАС РФ пояснил, что положения статьи 168 ГК РФ, на которые ссылались суды в обоснование вывода о ничтожности третейского соглашения, в данном деле также неприменимы, так как взаимосвязанные положения пункта 1 статьи 11 Гражданского кодекса и пункта 2 статьи 1 Федерального закона “О третейских судах в Российской Федерации” допускают рассмотрение третейскими судами гражданско-правовых споров, касающихся недвижимого имущества (в данном случае спор касался здания по адресу город Москва, Раушская набережная, дом 16). Данная правовая позиция нашла свое отражение в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 26.05.2011 N 10-П.

Для получения консультации юриста коллегии “Тимофеев, Фаренвальд и партнеры” по вопросам принудительного исполнения решения третейского суда и представления интересов в арбитражном суде Вы можете использовать форму в разделе “Контакты”.

Все новости